Стивен Тайлер, конечно, персонаж, что и говорить. В свои 68 он похож на удивительное существо, прошедшее череду сложных мутаций, и смахивающее, что греха таить, на нечто среднее между Миком Джаггером и Сергеем Зверевым. Плоть от плоти американского шоубиза, в последние годы солист Aerosmith больше фигурировал в телевизоре (заседал, к примеру, вместе с Дженифер Лопес в жюри шоу «American Idol»), чем выступал со группой. Впрочем, несмотря на общеизвестно сложные отношения эксцентричного Тайлера с коллегами, Aerosmith остаются действующей конторой.
600x605xsteven_tyler_js_090616.jpg.pagespeed.ic.F5vbi-2A_-
Тем не менее первый в истории сольный альбом вокалиста Aerosmith стал фактом. И выбор Тайлером для него жанра кантри ход просто гениальный. Aerosmith находятся в статусе практически главной рок-группы Соединенных Штатов, ну или по крайне мере лучше всех выражают американский дух, в котором безжалостная справедливость и репрессивность Закона уравновешена традиционной свободой огнестрельного ствола. Вот и здесь Тайлер обратился к огромному новому рынку, ведь кантри — любимая музыка нации. И к тому же никаких опасных сравнений с Aerosmith.

В работе над альбомом Тайлер работал с целым рядом кантри-авторов, но для нас важно, что среди продюсеров оказался Ти-Боун Бернетт, один из лучших мастеров американы. Сам певец демонстрирует свое обычное чувство мелодии и в сопровождении мандолин и аккордеонов рассказывает, как и положено, истории. «Я мог бы винить Иисуса, я мог бы винить маму, я мог бы винить Брахму / За тот бардак, что творится в моей голове», — берет он быка за рога в первой же песне «My Own Worst Enemy».
Вообще отличных песен здесь достаточно, а последней в этой длинной пластинке оказывается хрестоматийная «Piece Of My Heart», прославленная в свое время версией Джанис Джоплин. А особенно хороша «We’re All Somebody From Somewhere» для тех, кто только подступается к кантри-музыке, тем более что в последнее время дела там обстоят на удивление хорошо.