Новая работа некогда главной русской группы — это их 11-й по счету альбом. Нет полной уверенности, что любители поп-рока, симпатизирующие Илье Лагутенко, быстро назовут хотя бы пять пластинок на память. Слишком много было всего сделано музыкантами в разных направлениях и слишком сильно они увлекаются деятельностью, напрямую с роком не связанной. Например, сейчас Лагутенко, кажется, в основном увлечен пропагандой города Владивостока, фестиваля V-Rox и местной сцены. В делюксовой версии «Пиратских копий» можно познакомиться с хедхантерскими находками Лагутенко. Там их аж 14.

Как и многие русские коллективы, добившиеся успеха, «Мумий Тролль» считает своим долгом выпускать пластинки, не особенно зацикливаясь на качестве песен и особенно на том, было вдохновение во время создания или оно отсутствовало. Оценивать с этой точки зрения пластинку сложно: она готовилась давно, мы свечку не держали, но слушается все как записи одного временного отрезка. Если это и маразм, то он точно окреп и возмужал. «Пиратские копии» — в целом симпатичный по замыслу проект, в рамках которого музыканты искали себя вне гитарных партий Юрия Цалера и в дебрях психоделического поп-рока. Местами получилось очень интересно, местами немного стыдно, однако в современной ситуации, когда людям и думать особенно некогда, мы не будем выговаривать за то, что нам показалось, что изготовлено все было левой ногой. Может, все рождалось в муках творчества, в лучах стробоскопа и фиолетовом дыму?

По звуку и концентрации бреда «Копии» напоминают би-сайды некогда популярной группы из Портленда The Dandy Warhols, которая заработала денег на нескольких радиохитах, увлеклась стимуляторами разного рода и в купленной студии занималась деградантскими экспериментами с драм-машинами и звуковыми эффектами. Тексты начитывались формальные — не важно же, какую ересь несет человек, которого очевидно накрыло во время прихода.

Илья Лагутенко едва ли увлекается стимуляторами с размахом портлендских франтов-отморозков. Ему приходится искать себя в истерическом мире русских корпоративов с их одуревшей от халявного алкоголя публикой. И «Пиратские копии» слушаются как одна усталая песня человека, в ушах которого еще звучат только что исполненные хиты, а на танцполе уже пусто и всем немного грустно.

Надо сказать, что Лагутенко — все-таки большой артист, и «Копии» при всей их лоуфайности и нелепости слушать увлекательно. Здесь много обаятельного шутовского бреда под маркой «привет из конца девяностых и нулевых», есть бойкий диско-панк в «Где вы, девочки?», имеется угрожающий памфлет «Кто будет спасать рок-н-ролл» с гитарным грувом в духе New Order, а завершается все шпионским трип-хоповым номером «Ноябрь» с атмосферой полураспада. В первой половине пластинки (на «Молнии» кажется, что один диск заканчивается и начинается второй) атмосфера еще более дикая и карнавальная.

«Медленные танцы» — это вообще в своем роде шедевр посткорпоративного сплина, где скомпилированы натуральные шматы человеческого идиотизма. Подобные фразы искренние русские люди, думающие, что их мнение кого-то волнует, обычно выплескивают в социальных сетях. Эту песню стоило бы исполнять в будущем русском отрезке фильме Оливера Стоуна про Эдварда Сноудена, где главный герой мог бы размахивать бутылкой водки и утирать лицо российским флагом. Лагутенко явно видел похожие сцены в жизни, и настроение вселенской печали с пьяной улыбкой на устах срисовывает безукоризненно.