В 2013 году Дэвид Боуи вернулся после десятилетнего молчания — его альбом-камбэк «The Next Day» был принят на ура и критикой, и публикой и сразу же возглавил британский чарт (впервые за 20 лет). Но, между нами говоря, здесь сыграли свою роль и долгое отсутствие музыканта, и всеобщее глубочайшее почтение к одному из самых влиятельных поп-артистов XX века. Сам же материал альбома был вполне предсказуемым и ничем не удивлял, кроме как тем, что и такой человек, как Боуи, может постареть.

Но согласитесь, что Боуи — не тот классический рокер, от которого мы ждем стабильности. Нет, от него мы каждый раз хотим скорее чего-то похожего на чудо, и вот в январе 2016-го оно как раз и случилось. Выходящий в день 69-летия артиста 25-й в его дискографии альбом — совершенно неожиданная запись, и это парадоксальным образом как раз то, что все (осознанно или подсознательно) ждали. В творческом смысле «Blackstar» можно сравнить с теми виражами, которые Боуи совершал, выпуская в свет «Low» в 1977-м или «Outside» в 1995-м.

3

Записывался «Blackstar» узким кругом музыкантов, что нехарактерно для альбомов артистов его калибра, — единственным гостем оказался Джеймс Мерфи (LCD Soundsystem), добавивший немного перкуссии в паре треков. Чтобы найти новый звук, Боуи сделал то, что он, как великий вампир, умел всегда: привлек свежую кровь, новых доноров, правильных людей. Ими оказались несколько нью-йоркских джазовых музыкантов из круга саксофониста Донни Маккаслина, чья виртуозная работа в альбоме сразу же бросается в глаза. Из прежнего королевского пула остался лишь товарищ золотых времен, сопродюсер Тони Висконти.

Альбом из семи длинных композиций открывается десятиминутным спейс-роковым прологом — заглавной, практически ритуальной темой, мрачнейшее видео на которую потрясло всех еще до Нового года. Также среди треков пластинки можно обнаружить переработанный сингл 2014 года «Sue (Or In a Season Of Crime)» и одноименную песню из мюзикла «Lazarus», над которым параллельно с альбомом работал Боуи. Привычнее всего звучит баллада «Dollar Days», но в целом альбом пронизан сильнейшим влиянием фри-джаза и явно входит в число наиболее причудливых записей великого артиста.

2_7

Тем не менее, при каждом выходе в открытый космос авангарда Боуи всегда умел не отрываться совсем уж от песенной структуры, и альбом, финиширующий относительно просветленной «I Can’t Give Everything Away», предстает законченным, цельным, совершенным произведением. В этом эпичном эпилоге с виртуозной имитацией «фрипповской» гитары из пластинки «Heroes» Боуи в своей сегодняшней потусторонней манере, но и с почти доверительными нотками старого эстрадного крунера сообщает, что объяснять ничего никому не может и не хочет.

Кто-то из его музыкантов поведал прессе, которой, кстати, Боуи не дает интервью, что маэстро обронил что-то вроде того, что апокалиптическая заглавная композиция сочинена под впечатлением от ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации), в то время как мы можем уловить в этой многомерной, космической вещи всего лишь явно арабское звучание струнных, не более того. Зато, похоже, уже понятно, что главный альбом 2016-го вышел в первые же дни года.